• Нора Жанэ

Слезы, неприятие и запретные темы в терапии


Однажды, за одну сессию клиентка задала мне три довольно важных вопроса-опасения, и мне кажется, они интересны как тем, кто находятся в терапии, так тем, кто только раздумывается. К тому же, имела место синхрония, так как накануне со мной обсуждал те же темы человек, который никогда не был в терапии и интересовался.


Первый вопрос:

"Что чувствует аналитик, когда клиент плачет в кабинете?"

Клиентка сказала, что она может предположить что угодно, от моего искреннего сочувствия до полного безразличия.

Честно – мы не машины, мы люди. Личная часть аналитика не может не сочувствовать, иногда хочется рыдать вместе с клиентом!

Но есть еще терапевтическая, аналитическая часть. И тут очень важно словить, какой именно у нас отзыв на слезы клиента. Все зависит от очень тонких моментов, связанных с личной историей клиента: как отзывалась на его слезы его мать, его близкие, находил ли он нужную поддержку, успокоение, или ему давали понять, что слезы это что-то стыдное, раздражающее, или что "слезами делу не поможешь" или "вот не надо мне тут реветь, все равно будет как я сказала", или, может быть, слезы просто игнорировались или вызывали растерянность.

Все это может быть прочувствовано аналитиком, все это пойдет в работу, все это важно и необходимо.

Второй вопрос:

"Может ли аналитик начать испытывать негативные чувства, такие как неприязнь, отвращение, по мере того, как он начнет узнавать своего клиента больше?"

Тут несколько иное распределение: я бы выделила три части у аналитика. По прежнему есть личная часть, мое личное отношение к тому, что мне раскрывает клиент. Эта часть может быть не согласна с какими-то убеждениями клиента, находить какие-то поступки удручающими и тд. Но эта часть должна быть под контролем и совершенно никак не вмешиваться в работу других частей.**


Вторая часть, аналитическая - тут я как врач, мне показывают, допустим, рану. Вы можете представить, что врач говорит:"Какая некрасивая рана, я не буду ей заниматься"? Разумеется, нет.


Третья часть, тоже аналитическая, ловит все отголоски того, как сам клиент может относится к своей "ране", как относились и относятся к ней его близкие. Так что аналитик может словить и отвращение и злость и много еще чего, крутизна тут состоит в том, чтобы отличать свое личное отношение от того отношения, тех эмоций и откликов, которые принадлежат миру клиента.

Третий вопрос:

"Есть ли запретные темы, что-то чего бы аналитик не хотел касаться."

Тут все довольно однозначно, на мой взгляд. Не может быть никаких запретных тем. Пространство терапии это место, где можно наконец говорить абсолютно обо всем, быть наконец собой. Может быть не сразу будет получаться и очень полезно озвучивать ваши колебания и сомнения. Может быть вам кажется, что аналитику от каких-то тем неудобно? Может быть вам неудобно о чем-то говорить, хотя хотелось бы?


Здесь, конечно же, как и со слезами и с неприятием, самое важное, это исследовать, какие именно чувства всплывают при обсуждении определенных тем, как к этим темам относились в семье.

Все эти три вопроса касаются одного и тоже – нашей уязвимости, того, что мы обычно защищаем, тех своих мест, по поводу которых у нас неоднозначные чувства, сложное отношение. Это одни из самых сложных, чувствительных мест в терапии, анализе. Продуктивное, успешное продвижение зависит от чуткости, бережности, такта и мастерства терапевта или аналитика.



* Сразу хочу сказать, что в анализе вопросы из категории "про аналитика" вначале (чаще всего) стоит рассмотреть с позиции, как кажется самому клиенту: это ценная информация для работы.

** За редким исключением, встречаются случаи, когда, например, политические убеждения настолько противоположны, остры и общеизвестны, что дальнейшая работа затрудняется или становится невозможной и принимается решение о направлении клиента другому аналитику.


#психология #статья #исцеление

Просмотров: 26

© 2016-2020  Nora Jane SOUL